Лариса Спиранова

Лариса Спиранова

Лариса Спиранова: «О

карьере певицы я никогда

не мечтала».

Красивое лирико-драматическое сопрано заслуженной артистки РФ, лауреата международных и российских конкурсов Ларисы Спирановой восхищает публику. На сцене она уже двадцать лет.


Шесть лет назад Лариса Ивановна Спиранова временно стала художественным руководи­телем Поморской филармо­нии — это «временно» продол­жается и по сей день.

«Песенницей будет!»

В 30-е годы в Архангельске в моде были немецкие имена, вот и в семье Теневых росли среди других детей Луиза и Адольф. Луиза — будущая мать певицы Ларисы Спирановой.

В роду — не без божьей искры: встречалась она и по отцовской, и по материнской линии. По рассказам родных, сестра бабушки Октябрина пела одно время в Северном народном хоре. Певуньей была мать отца Пелагея: если запо­ют с подругами во весь голос, слышно в соседней деревне.

С раннего детства пела и Лариса. Когда гостила у бабуш­ки на Брянщине, та, ласково глядя на голосистую внучку, любила приговаривать: «Пе­сенницей будет!».

Росла Лариса там, где и сей­час живёт, — в Соломбале. Уже в детском саду умела по слуху подбирать на фортепьяно про­стенькие мелодии.

Девочка явно выделялась среди сверстников своей му­зыкальностью, поэтому, когда в садике отбирали детей в му­зыкальную школу, не сомнева­лась, что её возьмут. Но в спи­ске зачисленных Ларисы не оказалось. «Не может быть!» — она не верила своим глазам и думала, что это ошибка. Но так было: за музыкальную школу надо было платить, а в непол­ной к тому времени семье дос­таток был скромным, оказыва­ется, это при зачислении при­нималось в расчёт.

«Мне везло на добрых наставников»

Навёрстывать пришлось в об­щеобразовательной школе. У одноклассников, которые учи­лись музыке из-под палки, Ла­риса узнавала азы нотной гра­моты, сами ноты часто выписы­вались по почте.

Своеобразным центром культуры и большим подспорь­ем для молодых талантов был в Соломбале клуб лесной бир­жи — там существовал детский хор, в котором Лариса пела с третьего класса. Здесь же име­лась музыкальная студия под руководством известного и уважаемого в Архангельске хормейстера Василия Семёно­вича Сахарова. Обучение в этой студии вместо пяти лет Лариса прошла за три. Дальше — музы­кальное училище, дирижёрско- хоровое отделение.

Мне везло на добрых на­ставников. В музыкальном училище голос ставила Нонна Владимировна Кешелава, опыт­ный и внимательный педагог. Настоящий прорыв в музыкаль­ной подготовке детей сделала в те годы 20-я средняя шко­ла, где были созданы хоровые классы. Организовал и вёл это хлопотное дело талантливый хормейстер Вячеслав Сергее­вич Павлов. Ребята с первого класса начинали петь в хоре, изучать сольфеджио. Многие выпускники этих классов со временем стали музыкантами, преподавателями, немало по­трудились для развития куль­турной жизни Архангельска. Здесь стала работать и я — за­нималась с группой юношей.

К тому времени мне прихо­дилось порой солировать в хо­ре, но не больше. По-настояще­ му запела в начале 90-х с бла­гословения солистки филармо­нии Ренаты Курбатовой — это она пригласила меня петь в ду­эте, она распевала, она посове­товала поступить в Российскую Академию музыки имени Гнеси- ных, она, в конце концов, при­вела в филармонию.

Я стала выступать на сце­не, сначала в дуэтах, а потом и соло. Много приходилось за­ниматься, тренировать свой голос, ведь у меня не было ни навыка, ни репертуара — одно желание петь. Включала маг­нитофон, делала записи, затем проверяла, что напела, исправ­ляла ошибки. Занятия требова­ли большого терпения не толь­ко от меня, но и от окружаю­щих: акустика в деревянном доме, сами знаете, какая. Но никто никогда меня не одёрги­вал, а наоборот, поощряли мои усилия. Помогала, чем могла, семья. Я благодарна всем за это.

«Семья — мой тыл, моя поддержка»

Лариса вышла замуж ещё в сту­денческие годы. Отец её всю жизнь ходил в море боцманом, она также выбрала себе в му­жья будущего моряка. С Влади­миром была знакома с 14 лет, встречались, гуляли. Оба с улыбкой вспоминают, как во время её выпускного вечера он сидел на дереве и следил, с кем Лариса танцует. Спустя годы она уверенно говорит: «С му­жем мне повезло — ценю его честность, порядочность, чисто мужские качества характера».

В одних концертах с Лари­сой Ивановной часто выступа­ет сын Александр. Он окончил музыкальное училище по клас­су гитары, а затем — Петроза­водскую консерваторию. В Ар­хангельске давно уже полюби­ли зимние гитарные концерты, которые организует Александр Спиранов с участием Ирины Хайретдиновой (орган, клаве­син). Александр много гастро­лирует по стране и за рубежом, а три года назад стал дипло­мантом международного кон­курса в Швейцарии.

Кто знает, возможно, скоро вместе с отцом и бабушкой на сцену выйдет и двенадцатилет­ний Алексей. Он выбрал фор­тепьяно и уже добился опреде­лённых успехов: был лауреатом школьных, областных и межре­гиональных конкурсов.

«Меня в профессию вынесло само собой, и я об этом не жалею»

Кому-то может показаться, что жизнь в искусстве — это сплошной праздник с аплодис­ментами и букетами, но это не так. За каждым выступлением стоит напряжённый труд, «су­ровые будни», когда, к приме­ру, одну и ту же партию при­ходится исполнять по пятна­дцать раз в месяц. К концу так устаёшь, что иногда просто теряешь контроль. Со мной такое случалось. Помню, на детском концерте я исполняла песню-басню «Кукушка» Чай­ковского. Надо было долго и напыщенно повторять «ку-ку», в конце концов, я не выдержа­ла и рассмеялась. Смех посте­пенно перешёл в истерику, и «ку-ку» у меня чередовалось с «ха-ха-ха». Под конец смеялся уже весь зал. Самое удивитель­ное, зрители решили, что так и надо было. Сейчас уже про­фессионализм помогает избе­гать подобных казусов, но пе­регрузки остаются.

С годами я пришла к выводу, что идти за своим увлечением стоит только тогда, когда жить без него не можешь и не дума­ешь о каких-то выгодах. О карь­ере певицы я никогда не меч­тала — петь любила, да, но не предполагала, что это станет делом всей моей жизни.

 Светлана Семенова, 

«Настроение», октябрь-ноябрь 2012 г.


Возврат к списку