Сергей Чуркин

Сергей Чуркин

Актёр Сергей Чуркин: «Театр заставляет думать и чувствовать»

Ведущий актер Архангельского театра драмы об интересах публики, нежелании думать и грязи. 2014 год объявлен годом культуры в России. В честь этого сказано немало пафосных речей. А как на самом деле обстоят дела? Замечают ли перемены к лучшему сами работники культуры? К примеру, артисты?

«Я пришёл в театр, когда в зрительном зале народа была меньше, чем на сцене, - вспоминает ведущий актёр театра драмы Сергей Чуркин. - Люди сидели в шапках, шубах. С потолка лилась вода. Мы по шесть-восемь месяцев не получали зарплату. Но нас это научило выживать, искать другие формы заработка денег. Мы ходили по школам по детским садам, предлагали себя. И хоть сегодня стало гораздо лучше, чем тогда, финансовая ситуация в культуре по-прежнему оставляет желать лучшего».

Ну а вообще, по мнению актёра, театр постоянно меняется: приходят новые режиссёры, а актёры предлагают новые прочтения ролей.

«Квартет И» не первый?

Анна Нечай, «АиФ-Архангельск»: Решая, какие спектакли ставить, вы как-то отслеживаете интересы публики?

Сергей Чуркин: Сегодня народ очень активно идёт на так называемые медийные лица. Видят на афише разрекламированного артиста и даже не задумываются, что и как он будет играть. А ведь основная масса того, что к нам везут – это просто низкопробные постановки с минимумом вложений. Но, к великому сожалению, зритель зачастую неразборчив. И мы, идя у него на поводу, начинаем опускаться до его желаний. Конечно, мы отслеживаем интересы людей. Но вы посмотрите, какие рейтинги у передач с тем же Петросяном. Они зашкаливают! Вот что нужно народу. Так что мы далеко не всегда решаемся ставить такие спектакли, которые нам интересны, которые могут дать зрителю больше, чем просто похохотать пару часов. К тому же, они требуют колоссальных затрат, которые потом ещё и не окупятся. Хотя, конечно, бывает, когда наши и зрительские интересы сходятся. И в нашем театре есть такие спектакли. Это «Поминальная молитва», «Опасные связи», «Лес», «Искусство». Вообще зрителя надо воспитывать потихоньку. Вы знаете, категория театрального зрителя - это лишь 3% от всего населения. Остальные – это те люди, которые пришли просто провести время. Это те, кому мы «оказываем услуги». Да, именно оказываем услуги. Ведь именно так и написано во всех законодательных актах. Я совершенно не принимаю этот термин в отношении культуры. Мы же не парикмахерская!

- Я только с третьего раза попала на спектакль «Искусство» - билетов просто не достать. Вам не кажется, что дело в самом спектакле, его сравнивают с творчеством «Квартета И», а «Квартет» сейчас - в моде?

- Я связываю такой ажиотаж с тем, что это камерный спектакль, он играется на малой сцене. Сама пьеса «Искусство» написана не сейчас, она написала лет 15-20 назад. Поэтому, кто знает, может быть, ребята из «Квартета И» посмотрели эту пьесу, когда её ставили в театре Маяковского или где-то ещё. Но с другой стороны, если по жанру «Искусство» и похоже, и на «Квартет И», и на произведения Гришковца, то в нём всё же нет таких бытовых российских проблем, как у них. Ну а философские и психологические проблемы у всех народов одинаковые.

- Музыканты Поморской филармонии летом выходят на набережную, играют на улице. А у вас не возникает желания пойти в народ?

- Можно отрепетировать, придумать какую-то историю, которую можно рассказать на большую аудиторию. Но пока мы не работаем на улице. У нас есть Виктор Петрович Панов, который прекрасно ставит уличные театры. Это просто другой вид. Во всяком случае, пока таких экспериментов не было.

Артист с лопатой

- Почему практически перестали показывать «Фуршет после премьеры», поставленный Романом Виктюком?

- Понимаете, «Фуршет после премьеры» это не совсем простой спектакль. Зрителю надо работать, а не просто откинуться в кресле и похохотать. Надо чтобы мозг и чувства работали, а это сложно. Вот и получается, что люди не очень на него ходят. Хотя при этом есть категория зрителей, которые от него без ума. У меня, к примеру, есть знакомая девушка, которая просто без ума от этого спектакля. Она дважды приезжала в Архангельск из Москвы, чтобы его посмотреть. Она поклонница Виктюка и смотрит все его спектакли. Но «Фуршет» больше нигде не посмотреть. Он поставлен только у нас и в Казахстане. И это совершенно разные постановки, они не сделаны под копирку. Виктюк просто так не может. Я помню, как он приходил на репетицию и приносил по 10 вариантов одного эпизода. Он настоящий гений. Работать с ним стало настоящим откровением.

- Архангельск - в грязи, город застраивается торговыми центрами, люди уже устали от власти, которая делает, что хочет. Почему столичная интеллигенция открыто говорит о том, что не нравится, а наша - молчит?

- Конечно, мы не кричим со сцены о том, что происходит. Мы стараемся говорить о другом, чтобы в целом сделать мир хоть немного лучше. Но чисто по-человечески, я, конечно, против всей этой грязи и похабщины. И я могу говорить об этом как общественный деятель и человек, известный в городе. Я считаю, что ситуацию поменять ещё реально. Можно устраивать различные акции. Мы, например, каждый год выходим на субботник прибирать парк вокруг театра. Все артисты - с граблями, вёдрами, лопатами. А если все люди просто изменят своё отношение к городу, к себе, то нам не придётся выходить на субботник. Город и без того будет чистым. Я вообще по жизни оптимист и уверен, что всё наладится и всё будет хорошо.

                                                                                                                                                               Анна Нечай

                                            Опубликовано в газете "Аргументы и факты в Архангельске", 26 марта - 1 апреля (№ 13), 2014.


Возврат к списку